Главная О школе О центре айкидо "Сэй-бу" Наши статьи об айкидо Интервью Вячеслава Белошапкина

Интервью Вячеслава Белошапкина

Интервью Вячеслава Викторовича Белошапкина

(6 дан айкидо айкикай, 3 дан каратэ киокушинкай, кмс по самбо, дзюдо, рукопашному бою).

 


- Как вы могли бы объяснить: что такое айкидо?

- Я считаю, что мне повезло с учителями, которые встретились мне на пути и которые вели меня и в каратэ, и в дзюдо, и в айкидо. Но больше всего я рад тому, что у меня случилась встреча с Жераром Блэзом, 7 даном айкидо, и он все-таки смог объяснить мне (и показать, и научить), что же такое айкидо. Айкидо – это путь гармонизации энергии. Логика айкидо в этом. Многие мастера будо к айкидо относятся как к недоделанному боевому искусству, потому что они не могут понять логики основателя айкидо. Основатель айкидо Морихей Уэсиба – про таких людей говорят «уникум» или «чудик» - мыслил по-другому. Цель айкидо – убрать рамки соперничества: кто сильнее, кто быстрее, кто хитрее. Все остальные виды будо идут от защиты и тренируют то, что сокращает время реакции на атаку. Идея основателя айкидо была в том, чтобы убрать вообще соперничество. И со своей уникальностью Морихей создал такое будо.
В айкидо все немного по-другому, потому что айкидо основывается на чувствах, на ощущениях. Это меня и привлекло. Здесь нет предела совершенствованию. Я пришел в айкидо уже сложившимся мастером в других будо, имел и жизненный, и боевой опыт. Когда я встретил Жерара, мне понравилась его точка зрения на айкидо.
- А у него какая-то отличная от других точка зрения?
- Да. В других школах, я не скажу, что это плохо или хорошо, изучают все-таки путь болевых контролей – это не то айкидо, которым я бы хотел заниматься. Мне интересно другое айкидо -то, которое было создано Морихеем после войны. Каждый выбирает свои приоритеты, уровни. Я выбрал именно тот путь, который узнал от Жерара Блэза. В том, что делаем мы, нет грубой физической силы, нет болевых ощущений, поэтому меняется тело. Когда тело не напряжено (не напряжено и расслаблено – это совершенно разные состояния тела), меняется что-то в отношениях между людьми. Это применимо не только в будо, это применимо в жизни, в мышлении человека. Люди находятся вне рамок схватки.
- Вы пришли в айкидо, имея опыт в других будо, прикладных практиках. Как вы считаете: людям нужно приходить в айкидо только с таким опытом или можно с нуля? Будут ли эффективными занятия для тех, кто ничем не занимался и пришел сразу в айкидо?
- Конечно, лучше чтобы у людей был какой-то другой опыт боевых искусств, любых. Но это не значит, что человек, который пришел с нуля, не сможет освоить то айкидо, которое даем мы. Самое главное, чтобы люди не забывали именно всех аспектов, где человек подвергается опасности. Учителя за счет своего опыта должны объяснить новичкам, почему это так, почему всегда атака быстрее, чем защита, в чем суть принципов айкидо: начинать первым, не смотреть, находиться там, где тебя не смогут достать. Это применимо для всех будо. Айкидо отличается лишь тем, что основные виды будо используют центр энергии, который находится на два сантиметра ниже пупка, то есть используют таз. Айкидо добавляет еще грудь. Айкидо – это обучение человека гармонично использовать все свое тело. Мы по-разному используем свое тело. Путь, когда используются все знания, которые мы приобретаем по жизни, меня и привлекает. 
- На своих тренировках вы используете знания из своего предыдущего боевого опыта как отдельный формат или вы занимаетесь чисто айкидо?
- Я занимаюсь чисто айкидо, но объясняю другие основы. 
- Обучение включает, например, изучение ударной техники?
- Обязательно. Если человек не умеет правильно атаковать, тогда получается цирк, поэтому многие мастера других боевых искусств, видя это, понимают, что это цирк, поддавки. Поэтому происходит такое, что люди скептически относятся к этому виду будо. Особенно с кикбоксинга, ММА, бокса, которые имеют действительно опыт реальных боев, прошли соревнования, жизненные ситуации. Учитель не должен забывать обо всех этих вещах.

- Говорят, что так как в айкидо нет соревнований, техники айкидо не готовят к реальным боям на улице, ведь человек никогда не попадает в такие ситуации во время обучения - в спаррингах, на соревнованиях - и, соответственно, попав в ту или иную ситуацию, он не сможет применить полученные знания. 
- То же самое можно сказать про каратэ, про тхэквондо, про дзюдо. 
- Почему?
- Потому что они тоже ведь не приспособлены к улице. Каратэ - в зале, один соперник, и еще есть правила, которым люди соответствуют. В нормальном будо нет правил, поэтому нет и соревнований. 
- То есть соревнований нет не только в айкидо? Есть еще будо, где нет соревнований? 
- Во многих будо нет соревнований. Соревнования – это правила, правила – это ограничения: что можно использовать, что нельзя. Есть жизненный опыт, который об этом говорит. Мы же тоже смотрим, что и как, у нас есть жизненный опыт. Говорить о том, что айкидо неэффективно, нельзя. Если вы занимаетесь иайдо, то вы же не будете проверять с катаной эффективность своей практики. Или люди, например, занимаются ножевым боем - они же не ходят проверять эффективность по городу? Во многих дисциплинах кобудо, где используется оружие, нет соревнований. Сейчас, кстати, пытаются проводить соревнования по айкидо. Написали правила, нормы, потому что мы привыкли к тому, чтобы все поставить в логику правил. Это легче, когда есть четкая логика мышления. То же, чем занимаемся мы, сложно для человека. Мы предлагаем путь, который не останавливается, у которого нет предела совершенствования. 
- Ваше направление в айкидо называется айкикай. Что это за школа?
- Айкикай – это общество, которое занимается развитием традиционного айкидо, того айкидо, которое давал основатель айкидо.
- Кто из известных мастеров преподает то айкидо, которое создал Морихей Уэсиба?
- Я знал близко только одного учителя, у которого занимался, был в гостях. Это Мишио Хикитсучи-сенсей, который получил 10 дан айкидо от основателя. Других учителей я, к сожалению, не знал. Мой учитель Жерар Блэз знает их. Мы с Жераром ездили к Хикитсучи-сенсею в Шингу, где тренировались по три раза в день в течение двух месяцев. Хикитсучи дал нам диплом Мэнкио Кайден. Я думаю, что в России не у многих есть такие дипломы. Диплом Мэнкио Кайден дает право преподавать айкидо в любой точке мира, в том числе и в Японии. Именно то айкидо, которое давал Хикитсучи-сенсей. Там так четко и написано, что Вячеслав Белошапкин представляет интересы Жерара Блэза и Хикитсучи-сенсея в преподавании айкидо.
- Есть какие-то ограничения по возрасту, здоровью для занятий айкидо?
- Я считаю, что нет никаких ограничений. Можно заниматься с 3 лет. Нет тех физических нагрузок, которые наращивают физическую силу. Айкидо можно заниматься до глубокой старости: сколько человек может ходить, двигаться, столько можно заниматься айкидо. На тренировках все зависит от учителя, который контролирует нагрузку, контролирует состояние человека. У меня занимался дедушка, которому было 89 лет. Начал он заниматься в 76 и до 89 занимался.
- Вы говорите, что айкидо – это ощущение. Как можно описать это ощущение?
- Я могу сказать о том, что чувствую я. Я чувствую ту силу, которую невозможно преодолеть. Она мягкая, но она сильная. Одновременно твердая и мягкая, большая и маленькая. Айкидо – это прежде всего чувство партнера. Многие останавливаются на очень простых вариантах. Мы учим ощущению. Это один из путей, который можно использовать в жизни. Не только на татами, но и в реальных ситуациях. Конечно, техника на улице другая: другие ощущения, другая скорость применения. Я вам могу, когда вы придете на тренировку, показать уровни исполнения одной и той же техники. И когда вы поймете, что это логично, вы поймете, что это применимо в жизни.